Взросление…

1Дни мы свои проводили обыкновенно так: проснувшись с утренней зарёй, мы отряхивались, расправляли крылья, приплясывая при этом, чтобы несколько размять затёкшие во время сна ноги, а они у нас выросли предлинные… Затем тотчас отправлялись на лёгкую прогулку, иногда с папой и с мамой вместе, а чаще с нашим старым другом… Во время прогулки мы знакомились со светом, слушая рассказы и объяснения дядьки, попутно завтракали, очень даже аппетитно, потому что на кочках стала поспевать уже черника, брусника и вкусная, хотя ещё не покрасневшая клюква… Иногда мы так увлекались этими прогулками, что возвращались домой уже совсем к вечеру, как раз к началу совещательно-танцевального собрания. Родители наши не беспокоились продолжительным отсутствием, вполне уверенные в мудрости и предусмотрительности Долгоноса — Всезнайки… Но мама всегда требовала, чтобы мы рассказали ей обо всём виденном и слышанном за день.
Мы скоро сами научились понимать, где можно ожидать опасность и в каком виде: мы начали уже отличать друзей от врагов, а ведь это так важно в жизни… Мы, например, поняли, что громадные, страшные на вид бык и корова. с длинными, острыми рогами, вовсе не опасны, хоть садись им на спину, а что маленький, юркий и красивый хорёк и ещё — тоже красивая с виду, но злая красновато-серая лисица — большие разбойники и страшные враги не только птичьих яиц, но и самих птиц, особенно молодых…
-Потому-то, — говорил нам Всезнайка, — вы, вероятно, заметили, что все птицы построили себе гнёзда вдалеке от сухих мест, так что ни с одной стороны к ним нельзя подобраться лихому зверю без риска промочить насквозь свою щегольскую шубку или совсем потонуть в жидкой трясине…
Узнали мы ещё и других врагов хуже первых — это были орлы и ястребы…Они высоко реяли в воздухе над самыми нашими головами и потом все вместе камнем валились вниз, поднимаясь снова, но уже с добычей в когтях: с бедным куличком, или чирком, или молодым гусёнком…Появление этих хищников всегда вызывало большую тревогу в птичьих селениях: подымался страшный гвалт, маменьки расправляли крылья и прятали под них детей, мужчины грозно шипели и топорщились. Наши храбрые журавли трубили звонко тревогу и принимали такие грозные позы, что часто это помогало всерьёз, и хищник не решал спускаться, заметив с высоты боевые приготовления.
Мы подросли уже очень заметно, стали почти одного роста с папой и мамой, прочие журавлята тоже, — и собралось нас, молодёжи превесёлая и многочисленная компания. Утята, гусята, вообще вся детвора, давно уже оперились как следует, и из жёлтеньких смешных шариков превратились в настоящих птиц. Стало как-то оживлённее на наших болотах, словно население их сильно увеличилось…
Круг прогулок наших значительно расширился: мы могли в один час перелететь то, на что прежде и дня целого было много…Иногда мы так далеко залетали, что приходилось проводить ночь не дома, и мы научились спать, что называется, одним глазом, выставляя дежурных сторожей, сменявшихся по очереди…

(Продолжение следует…)

5

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.